РАЗВЛЕЧЕНИЯ ФЕЙ

Феи, живущие племенами, как большие, так и малые, обыкновенно отдавали предпочтение тем же развлечениям, что и люди. Героические феи, которые в средневековой Англии звались фай, в Шотландии — благословенный двор, а в Ирландии — Даоин ши, считались аристократами своего племени, потому и развлечения у них тоже были аристократические, к примеру танцы, музыка, охота и верховая езда в кавалькадах фей. В Ирландии излюбленным занятием Даоин ши была война между кланами, для чего феи нередко заручались помощью людей, ибо красная человеческая кровь обладает особой силой. Вот как рассказывают о войне между феями:

Когда разные племена фей с королями и королевами во главе вступают в битву, одна сторона обязательно старается заполучить в свои ряды живого человека, и он колотит фей, чем решает исход сражения, в случае если сторона, за которую он выступает, проигрывает. Обыкновенно король Манстера бросает вызов Финваре, королю фей из Коннота.

Воевали они и со смертными королями и королевами, к примеру, Этал Анбуал, правитель Даоин ши из Коннота, сражался против королевы-воительницы Маэвы и короля Айлила из Круакана. В горах Шотландии благословенный двор ведет нескончаемую войну с неблагословенным двором, ибо, злые феи, особенно, коварны и сильны в горах, да и на Островах еще живы люди, которые помнят эту войну. Слоа, или мертвое воинство, тоже враждуют с благословенным двором. Итак, войны, верховая езда и охота — вот главные занятия фей.

Все феи одинаково музыкальны и нередко заманивали в свою страну особенно одаренных музыкантов-людей. Смертным волынщикам, тоже случалось подслушивать мелодии фей. Так возник, например, «Танец фей» и еще более известный «Мотив Лондондерри». Это прелестная мелодия, на которую почему-то не ложатся никакие человеческие слова. Говорят, будто лучший волынщик прославленного музыкального семейства МакКриммон обучился своему искусству у человечка из племени фей, когда был ребенком. Все феи любят танцевать, и в особенности водить хороводы. Если фее не с кем потанцевать, она будет подскакивать и кружиться в одиночку. Даже зловредные феи, боглы, буги и кровопийцы бааван ши скачут и вертятся волчком от злобной радости, которая переполняет их черные сердца. Фея из Нижней Шотландии по имени Вапити Стури выдала себя тем, что танцевала и пела в одиночку. Вот описание танца фей, сделанное в 1877 году:

Сам-то я никогда не видал ни феи-мужчины, ни феи-женщины, но вот моей матери довелось увидеть целую толпу. Пошла она как-то с подружками из городка на летнее пастбище. Доили они ввечеру коров и вдруг увидели стайку фей, которые плясали рил на лугу перед курганом. Ах, Боже ж мой! До чего и им захотелось сплясать, но нет, дочери простых смертных не могли танцевать среди фей! Их головы покрывали шлемы-колокольчики из голубого шелка, одеты они были в зеленый атлас, на ногах — золотые сандалии. Густые темно-русые волосы спадали до талии, золотистые, как летнее солнышко. Кожа белая, что лебединое перо, голоса звонкие, как у певчих дроздов, сами пригожие да ладные, будто нарисованные, выступают легко, горделиво и проказливые, как маленькие красные олени, что живут в холмах.

Осе героические феи — прирожденные охотники, причем на самую разную дичь. Добрые феи скачут по лесам и полям за волшебными оленями, хотя, кажется, не убийства ради; псы у них белые с красными ушами; а вот мертвое воинство охотится за человеческими душами, точно как дьявол, а иногда и вместе с ним. Они летают по воздуху на конях с красными горящими глазами и кричат, как перелетные птицы. На севере Англии их зовут гончие Гавриила. Вот рассказ об охоте фей, услышанный под сенью Бен-Балбина в Ирландии.

Я знал одного человека, который видел джентри, охотившихся по ту сторону горы. Он увидал, как всадники с собаками выехали на дорогу, и тут же прыгнул в придорожные кусты, а время было час ночи. На следующий день, проезжая через это место, он пробовал отыскать следы охоты, но ничего не увидел.

В другой истории из Аранмора «маленькие человечки» развлекались, преследовали одного-единственного оленя, случалось им гоняться и за лошадью. В пьесе «Сон в летнюю ночь» Шекспир заставляет крохотных фей охотиться на летучих мышей и даже шмелей, однако в фольклорных источниках ничего подобного не зафиксировано.

Феи развлекаются —  любят играть в мяч. Самое раннее упоминание об этом находим в рассказе Гиральда Уэльского об Элиодоре, который похитил у фей золотой мяч, чтобы доказать своей матери их существование. В Ирландии футбол и хоккей на траве пользовались особой популярностью у фей, в основном у доброго народца, малорослого и непоседливого. Любимыми домашними играми героических фей были шахматы, или «столики». Шахматные состязания нередко помогали феям одерживать победу над смертными.

Волшебная страна чаще всего изображается как место вечной радости и ослепительной красоты, однако есть и другая точка зрения, более мрачная, которая позволяет предположить, что все это лишь для отвода глаз, а за нескончаемой веселостью кроется неутолимая, беспокойная тоска.

СОБАКИ ХОЛМОВ

СОБАКИ ХОЛМА (THE HOUNDS OF THE HILL) -Так называют охотничьих собак, принадлежащих феям, которые живут в холмах. Они не похожи на гончих Гавриила или собак дьявола, которые охотятся за душами, а не за волшебными оленями. Обычно собаки холма белые, с красными ушами, реже темно-зеленые, как ку-ши. В XX веке в Чешире была записана история об одном молоденьком поденщике, подружившемся с собакой холма. Она была размером с теленка, с белой жесткой шерстью и красными ушами. У нее болели лапы, и мальчик вылечил их, прикладывая влажные листья щавеля. Вскоре после этого, когда мальчик проходил через лес, на него напал призрачный козел, и собака спасла своего друга. Подобная история более характерна для Горной Шотландии, чем для Уэльса.

ВОДЯНАЯ ЛОШАДЬ И ВОДЯНОЙ БЫК

ВОДЯНАЯ ЛОШАДЬ И ВОДЯНОЙ БЫК (WATER- HORSE AND WATER-BULL) — На одном из здешних островов (Айлей), на северной стороне, жил когда-то один богатый фермер, у которого было большое стадо скота. Однажды родился в этом стаде бычок, и старуха, жившая в тех местах, увидев его, велела отвести теленка в сарай и держать там семь лет, давая ему молоко от трех коров. А так как советам этой старой женщины всегда следовали, то и на этот раз поступили по ее слову. (Здесь стоит отметить, что знатоки могли отличить потомка водяного быка по форме ушей.)

С тех пор прошло немало времени, и, как-то раз, девушка-служанка привела стадо на выпас к берегу озера, а сама села неподалеку у воды. Через некоторое время она увидела приближавшегося к ней человека. (В этой версии не дается его описания.) Он попросил ее расчесать ему волосы. Девушка ответила, что с радостью это сделает, и тогда он положил голову ей на колени, и она принялась приводить в порядок его кудри, — так и неаполитанские девушки расчесывают своих возлюбленных. Но вскоре она сильно испугалась, обнаружив в его волосах маленькие зеленые водоросли, которые растут в таких озерах. (Согласно другой версии, это был песок.) Девушка знала, что стоит закричать, и ей конец, поэтому она не подала виду и продолжала свое дело, пока он не заснул. Тогда она развязала передник и постелила его на землю, положив на него голову незнакомца, а сама со всех ног бросилась к дому. (Подобную историю о девушке и волшебном существе мне рассказывали на острове Мэн и в прочих местах.) У самого крыльца девушка оглянулась и увидела своего «приятеля», преследовавшего ее в образе лошади.

Он уже почти догнал ее, но тут старуха, поняв, что происходит, велела открыть сарай, в котором держали дикого быка.

Бык выскочил, огляделся и бросился на лошадь, они бились, пока не оказались в море. Ни один из наблюдавших не мог сказать, кто побеждает.

На следующий день тело быка нашли на берегу, он весь был изранен и истерзан, а лошадь никогда больше не видели.

Рассказчик начал свою историю с уверения, что все это «чистая, правда», потому что сам он слышал ее от ловца омаров, которому, в свою очередь, поведал ее старик, очевидец событий. Мы предположили, что старуха была ведьмой, но он рассказывал на свой лад и ответил: «Да, я тоже думаю, что она была ведьмой, но я этого не слышал».

Существует также вариант сказки, где названы имена всех действующих лиц. Бык был большим и черным, его нашел в болоте возлюбленный героини и помог ему выбраться из трясины. Он кормил быка, хотя и подозревал, что тот водяной. Девушка, о которой идет речь, была темноволосой и кареглазой дочкой фермера. Ее возлюбленный был пастухом, светловолосым горцем, сильным и ловким.

Вместо водяной лошади в этой версии действует отвергнутый соперник. Он накинул шотландку на голову девушке, когда та была на горном пастбище, и пытался ее похитить. Но в этот момент появился водяной бык, опрокинул злодея на землю, велел девушке сесть к себе на спину и привез ее домой целую и невредимую. А затем исчез, спев такую песню:

Помог мне благородный юноша,

А я помог твоей подружке.

Триста лет исполнилось мне,

— Так отпустите меня на свободу.

БУГИ

БУГИ (BOGIES) — Так называют целую группу зловредных духов, которым нравится пугать людей. Иногда они собираются в группы, но обычно появляются по одному и относятся к духам-одиночкам или представителям неблагословенного двора.

В Сомерсете дьявола тоже прозвали «буги», вероятно, чтобы выказать пренебрежение, потому что буги занимают довольно низкое положение в адской свите. Они ловкие оборотни, особенно баллбегга, хедли коу и пиктри браг. В основном они не очень опасны.

Самый безвредный из всех — хорошо известный богарт, больше похожий на обиженного брауни; к наиболее злобным относятся наклави и дуэргар, а также создания, называемые звери-буги.

Некоторые буги, как и низшие дьяволы, доверчивые простаки. «Поле буги» является характерным примером сказки об обмане. В нескольких версиях этой истории фигурирует Дьявол, а в одной — богарт:

Однажды буги захотел заполучить поле фермера. Фермер, посчитал это несправедливым; но после долгих споров они порешили, что, хотя возделывать его будет фермер, урожай они поделят пополам. Итак, в первый год, весной, фермер спросил: «Что ты хочешь забрать, вершки или корешки?» — «Корешки», — сказал буги. Фермер взял и посадил пшеницу; и буги достались только стебли да корни. На следующий год буги решил, что возьмет вершки, и фермер тогда посадил репу. Тут буги смекнул, что его провели, и потому на следующий год сказал: «Ты посадишь пшеницу, и мы устроим состязание в жатве». — «Согласен», — ответил фермер, и они разделили поле на две равные части. Незадолго до того, как созрело зерно, фермер отправился к кузнецу и заказал несколько сотен тонких стальных прутьев, которые воткнул в половину поля буги. фермер начал жать так быстро, что только серп сверкал, а бедный буги все приговаривал: «Ну и жесткие же эти проклятые стебли!» И его серп настолько затупился, что не разрезал бы и масла. Примерно через час он крикнул фермеру: «Когда поболтаем, приятель?» — потому что жнецы во время состязания точили серпы вместе. «Думаю, в полдень и перекинемся парой слов», — ответил фермер. «В полдень! — воскликнул буги. — Тогда я проиграл». С этими словами он ушел восвояси и больше не тревожил фермера.

 

ЗВЕРИ-БУГИ (BOGEY-BEASTS) —  Злой буги, одно из имен дьявола, которым пугали детей: «Если не прекратишь плакать, я позову черного буги». Иногда буги — это привидение, которое в виде скелета преследует своего убийцу и причитает: «Отдайте мои кости! Отдайте мои кости». Это существо упоминается в Англии повсеместно, однако в наши дни демонами уже не пугают, и буги-няньки ушли из современной культуры. Теперь буги служит общим наименованием для целого класса существ, включая таких страшных и зловредных персонажей, как баргест, браг, букан, хедли коу, мампокер, пэдфут, тантерабобус, трэш и т. д.

 

КРАСНЫЙ КОЛПАК

КРАСНЫЙ КОЛПАК (REDCAP) — Один из самых злобных гоблинов Старой границы. Красный колпак живет в древних башнях и замках, в которых совершались преступления, и любит подкрашивать свой колпак в человеческой крови. Это «низкорослый, коренастый старик, с длинными, выступающими вперед зубами, костлявыми пальцами, с загнутыми, как у орла, когтями, большими, налитыми кровью глазами, с седыми волосами, ниспадающими на плечи, в железных башмаках, с копьем в левой руке и красным колпаком на голове». Человек не в силах совладать с ним, но его можно победить с помощью Писания или креста. Если ему показать то или другое, он отчаянно взвоет и исчезнет, оставив один из своих длинных зубов. Злодей лорд Соулис из замка Отшельника водил знакомство с красным колпаком, который сделал его неуязвимым для оружия, и убить его смогли, лишь сварив в масле в медном котле.

А в Пертшире красный колпак — добрый дух. Это маленький человечек, живущий под крышей замка Грэнталли, увидеть или услышать его считается большой удачей. Голландские красные колпаки, или каботерманнекины, по своей природе настоящие брауни, и о них рассказывают типичные для этих волшебных существ истории.

БУМАН

БУККА, ИЛИ БУККА-БУ —  в Корнуолле зовут духа, которого в былые времена считалось необходимым ублажать. Рыбаки обязательно оставляли для него на берегу рыбину, а жнецы, обедая в поле, бросали через левое плечо кусочек хлеба и проливали на землю несколько капель пива — на удачу. Буккой, или буккой-бу, до недавнего времени во многих местах пугали детей (а где-то, полагаю, и до сих пор продолжают это делать): когда дети капризничали и плакали, им говорили: «Не плачь, а то букка придет и заберет».

По-видимому, когда-то букка был местным божком, но со временем оказался «разжалован» в хобгоблины.

Букк, вообще-то, было двое: Букка Ду и Букка Гвиддер, которые также именуются Букка Черный и Букка Белый.

 

БУМАН — На Оркнейских и Шетландских островах буманом называют хобгоблина наподобие брауни. Его имя часто встречается в припевках, которыми сопровождаются детские игры, например «Пали, буман, пали» или «Помер буман, нет его».

 

ДОБИ — Ласковое прозвище хобгоблина в Йоркшире и Ланкашире. Он очень похож на брауни, но еще больший проказник. Имеет много общего с Робином Добрым Малым.

КИЛМУЛЛИС

КИЛМУЛЛИС — Необычный хоб или брауни, который появлялся на мельницах. Раньше считалось, что свой килмуллис, или помощник, есть на каждой мельнице есть черная магия хлебные крошки. На вид он был не очень-то хорош: безротый, но зато с огромным носом, которым он вдыхал свою еду:

Эй, Килмуллис безо рта,

А ну, поди ко мне сюда!

Где же ты вчера ходил, когда я свинью забил?

Коли был бы ты на месте, сколько влезет, мог бы съесть!

Не исключено, что пищей ему служил фойсон.

Килмуллис был глубоко предан мельнику и всей его семье и выл в голос, словно банши, перед любой болезнью или неудачей, которые должны были их постигнуть, но в то же время, являясь более чем наполовину богартом, не в силах был удержаться от проказ, иногда довольно злых: к примеру, он мог засыпать золой выложенный на просушку неочищенный овес. Он слушался только мельника, который призывал его при помощи процитированного выше стихотворения-заклинания черной магия хождение по кругу; тогда килмуллис являлся, пыхтя и отдуваясь, получал указания и принимался за дело. Когда работы бывало особенно много, его можно было заставить молотить зерно или послать за повитухой для жены мельника, а еще в канун Дня всех святых он помогал гадать. Жил он обычно в печи для обжига кирпича или извести, в самом устье. Похоже, ареал его обитания ограничивался Нижней Шотландией, так как на мельницах Горной Шотландии заправляли брауни, уриски и броллаханы, персонажи, куда более опасные и вредные, чем килмуллисы. Свой мельничный дух по имени Кабутерманнекин был в Голландии, он выгодно отличался от своих британских собратьев трудолюбием и полезностью.